Обречённый сын фараона

Может ли человек обмануть свою судьбу? Мудрые египтяне оставили прекрасную легенду о том, что ни за какими крепостными стенами не спрятаться от судьбы. А смелость, благородство, щедрость и доброта – лучшие человеческие качества, позволяющие изменить судьбу.

У фараона родился сын. Слуги немедленно доложили об этом его величеству. Владыка захотел как можно скорей увидеть наследника престола. Но когда он вошёл в комнату, где вокруг младенца хлопотали няньки, знахари, рабы и прочая дворцовая челядь, он застал их всех в растерянности и смятении. Некоторые из слуг плакали навзрыд. При появлении владыки все пали ниц.

— Что произошло? Отвечайте! — воскликнул фараон, предчувствуя недоброе.

— О наше солнце! — залепетал сквозь слезы один из слуг. — Горе, горе! Только что перед твоим приходом здесь были Семь Хатхор. Они спустились с небес, окружили колыбель твоего божественного сына и сказали: «Он умрёт от укуса змеи, либо его утащит крокодил, либо погубит собака».

Лицо фараона сделалось каменным. Повисла тишина, безысходная и тяжёлая, как в гробнице. Все, замерев, ждали, что скажет властелин.

Фараон подошёл к окну и задумчиво посмотрел вдаль, туда, где за рекой, в городе мертвецов, как три неприступные скалы, высились три пирамиды. Заходящее солнце золотило их вершины... Много столетий назад в этих пирамидах погребли великих владык Хуфу, Хафра и Менкаура

(Хуфу, Хафра и Менкаура- фараоны, царствовавшие в XXVII — XXVI вв. до н. э. Им принадлежат три самые большие и знаменитые пирамиды в Гизе. В наше время больше известны греческие наименования этих фараонов: Хеопс, Хефрен и Микерин).

А неподалёку от пирамид хоронили усопших придворных: на земле они удостоились чести быть рядом с фараоном и после смерти тоже должны были находиться подле него. Их погребали пышно, с драгоценными амулетами. Но прошли столетия, и вечные жилища вельмож разграбили воры.

Где-то они сделали подкоп, где-то отвалили глыбу ломами, где пробуравили стену с помощью кислоты и сверла. Они залезали внутрь, при свете факелов взламывали саркофаги и уносили золото, а мумию сжигали, чтоб не отомстила. Почти все захоронения вельмож разграблены! А пирамиды стоят. Ни один вор не смог туда проникнуть...

Его величество сильно опечалился; но, решив несмотря, ни на что бросить вызов судьбе и всё-таки попытаться отвратить неизбежное, приказал построить для своего сына дворец в пустыне.

— Окружите дворец высокой стеной, — сказал фараон. — Такой высокой, чтобы ни одна тварь не могла за неё проникнуть. Пусть мой сын живёт в этом дворце. А вы, слуги, исполняйте все его желания. Кроме одного: не выпускайте его за пределы дворца, как бы он ни просил.

Сказав это, фараон удалился в покои и всю ночь напролёт горевал в одиночестве. Наутро уже кипела работа. В город шли караваны судов, доставлявших из каменоломен гранит. Все мастера и каменотёсы отправились на строительство дворца.

Через год дворец был построен. Мальчика отнесли туда. Много лет рос он в заточении. Там он окреп, возмужал, превратился в статного красивого юношу. И ни разу за всё время не довелось ему выйти за ограду. Сколько он ни умолял стражников открыть ворота, те оставались глухи к его просьбам. Но юноша часто выходил на дворцовый балкон и оттуда подолгу любовался рекой, зелёными рощами, горами и исполинскими пирамидами, упирающимися в небеса.

И вот однажды, прогуливаясь по балкону, он заметил вдали идущего по дороге человека, вслед за которым бежало какое-то мохнатое четвероногое существо. Удивлённый юноша призвал слуг и спросил их, что это за животное. — Это собака, — ответил и ему слуги.

— Она мне очень нравится, — сказал юноша. — Пусть и мне приведут такую же.

Слуги передали эту просьбу фараону. Скрепя сердце, его величество сказал:

— Что ж, от судьбы, как видно, не уйти. Подарите ему щенка!

Юноше принесли щенка; он его выкормил, вырастил, воспитал, и щенок вскоре превратился во взрослую собаку, ставшую верным другом молодого царевича.

Прошло несколько лет. И вот однажды сын фараона, вконец истомившись в заточении, велел слугам передать отцу:

— Какой толк от того, что я сижу во дворце без дела! Я ведь всё равно обречён: три судьбы угрожают мне. Пусть же мне будет дозволено прожить остаток дней так, как я того хочу. А хочу я отправиться путешествовать, посмотреть мир и людей. Я ведь ничего не видел, кроме стен дворца.

Сердце фараона разрывалось от горя, но противиться желанию сына он, подумав, не стал. Судьба есть судьба! И вот юношу снарядили в путешествие, дали ему оружие, колесницу, переправили на восточный берег и сказали:

— Поезжай куда хочешь!

И юноша отправился на север. Он пересёк пустыню и вскоре прибыл в Нахарину (Нахарина — древнеегипетское название государства Митанни, находившегося в северной части современной Сирии). А за его колесницей, не отставая ни на шаг, бежал верный пёс.

На одной из площадей столицы Нахарины ему повстречалась компания молодых людей. Это были сыновья царских воевод и придворных. Они пригласили юношу в дом, щедро его угостили, дали отдохнуть, а когда юноша выспался, стали расспрашивать его: кто он такой и откуда прибыл.

— Я сын воина из Та-Кемет, — ответил им юноша. — Моя мать умерла, и отец взял себе другую жену. Но мачеха невзлюбила меня, и поэтому я убежал из дому. А вы кто такие? — спросил в свою очередь сын фараона.

— Мы — сыновья вельмож. Правитель нашей страны держит свою дочь взаперти, в высокой башне. Он сказал: “Тот, кто допрыгнет до окна башни, получит мою дочь в жёны”. И вот каждый день мы состязаемся в прыжках, но никому пока не удалось коснуться рукой окна царевны.

— Я тоже буду участвовать в состязании! — воскликнул юноша.

— Участвуй, если хочешь. Это никому не воспрещается.

На другой день сын фараона вместе со своими новыми друзьями отправился к башне. С первого же раза ему удалось допрыгнуть до окна. Толпа, наблюдавшая за состязанием, ахнула. Гонцы понеслись во дворец и немедленно доложили о случившемся царю Нахарины.

— Кто этот ловкий юноша? — спросил царь.

— Кто-о? — подскочил он, услышав ответ. И в гневе воскликнул:

— Разве отдам я свою дочь кому попало, какому-то жалкому беглецу из Та-Кемета!? Пусть убирается прочь, пока я не приказал схватить его и обезглавить!

Но дочь царя расплакалась:

— Клянусь вечностью Ра-Хорахте, если его отнимут у меня, я не стану есть и пить и умру!

Царю Нахарины ничего не оставалось делать, как сыграть роскошную свадьбу. Юноша и его молодая жена поселились во дворце. Жили они беззаботно, веселились, пировали, ездили на охоту; казалось, ничто не может омрачить счастья молодых супругов. Но чем дальше, тем тягостней было на сердце у сына фараона и однажды он, не в силах больше скрывать правду, открылся своей молодой жене:

— Нет мне прощения! Я поступил с тобой жестоко и подло. Я состязался со знатными юношами за право стать твоим мужем, хотя знал, что принесу тебе только горе. Может быть, уже через год ты будешь рыдать перед жертвенником в моей гробнице. Боги мне предсказали, что своей смертью я не умру. Погубит меня крокодил, или змея, или собака.

— Так убей же свою собаку! — в ужасе закричала молодая женщина, но сын фараона возразил:

— Нет. Я не могу убить собаку, которую я взял щенком и сам вырастил.

— Что ж, — сказала жена. — Я буду оберегать тебя. Отныне ты никуда не должен ходить в одиночку.

Они не знали, что уже в тот день, когда юноша покинул Та-Кемет, крокодил, предназначенный ему судьбой, последовал за ним. Крокодил приполз в Нахарину и поселился в пруду неподалёку от царского дворца. В том же пруду обитал водяной дух, который решил оберегать сына фараона и не давал крокодилу выходить на сушу. Каждый день крокодил и водяной дух сражались не на жизнь, а на смерть, но никому из них не удавалось одолеть противника.

А юноша, тем временем, беззаботно предавался веселью. Он всё так же ходил на охоту, кормил орехами дрессированных обезьянок в клетке, пировал, гулял по саду, и ведать не ведал, что именно в саду, под корнями дерева, давно живёт и следит за каждым его шагом змея, которую послала судьба.

Как-то раз во время пира сын фараона опьянел и крепко уснул. И тут-то во дворец приползла змея, которую послала судьба. Извиваясь, она стала подбираться к юноше. Но внимание её привлек винный запах. Змея подползла к чаше, замерла, высунула свой раздвоенный язык и лизнула пахучую жидкость, чтобы попробовать. Потом ещё и ещё. Вкус вина ей очень понравился, и она вылакала всю чашу до дна. Тотчас глаза её склеил сон, и, перевернувшись кверху брюхом, змея задремала.

И тут в комнату вошла жена юноши. Увидев спящую змею, она вскрикнула и побледнела. Бедная женщина подумала, что судьба уже свершилась. С горестным воплем она кинулась мужу на грудь.

Юноша вскочил. Что случилось? — закричал он, ничего не понимая спросонья.

— Ты жив?! — воскликнула женщина. — Змея не ужалила тебя? О! Хвала великому Ра! Смотри! Боги отдали тебе в руки одну из трёх твоих судеб. Они спасут тебя и от двух остальных! — С этими словами она схватила топор и разрубила змею пополам.

Сын фараона возблагодарил Ра-Хорахте, стал славить его каждодневно и, не скупясь, приносил жертвы богам. Это и спасло его в будущем.

Прошло много дней. Как-то раз юноша отправился гулять вместе со своей собакой. Когда они отошли от дворца, собака вдруг ощетинилась и зарычала: — Я — твоя судьба!

И бросилась на него, чтобы вцепиться в горло. Сын фараона увернулся от оскаленных собачьих клыков и побежал. Но собака мчалась быстрее: она вот-вот была готова его загрызть; и юноше ничего не оставалось делать, как, спасаясь от собаки, кинуться в воду пруда.

И тут его схватил крокодил. Крокодил утащил юношу на дно и принёс в пещеру, где обитал водяной дух. Здесь он разжал челюсти, выпустил юношу и сказал ему:

— Я — твоя судьба. Я бы уже давно тебя убил, если б не водяной дух, с которым я сражаюсь изо дня в день. Но я отпущу тебя, если, когда водяной дух вернётся, ты сразишься с ним и убьёшь его.

— Нет! — гордо ответил сын фараона. — Пусть лучше я погибну, но не совершу предательства. Я не подниму руку на того, кто меня защищал!

— Тогда я сам убью водяного духа, а потом убью тебя! — рассвирепел крокодил. — Пусть свершится твоя судьба!

Но эти его слова услыхала с берега собака. Она побежала во дворец и привела жену юноши к пруду. Тем временем туда прилетел и водяной дух. Дочь царя Нахарины сказала ему:

— Сразись с крокодилом! Сделай так, чтобы он выплыл на поверхность, и я убью его топором. Спаси моего мужа, а я избавлю тебя от крокодила.

Водяной дух без лишних слов бросился в пруд. Вскипела, забурлила вода, раздались воинственные крики, — и вскоре на поверхности у самого берега, среди камышей и лотосов показались дерущиеся противники. Тут царская дочь взмахнула топором и убила крокодила.

Водяной дух привёл спасённого юношу к его жене.

— Боги спасли тебя во второй раз! Спасут и в третий! — воскликнула она вне себя от счастья и кинулась обнимать мужа.

И сын фараона опять возблагодарил Ра-Хорахте.

Прошло еще несколько лет, и на Нахарину напали иноземцы. Неприятельские войска захватили всю страну, взяли в плен царя и спросили его:

— Где скрывается твоя дочь и её муж-египтянин?

— Они отправились охотиться в пустыню, — ответил пленённый царь.

— Что ж, мы разыщем их, — сказали иноземные воеводы. — Мы отправимся во все стороны. Кто найдёт беглецов, пускай убьёт египтянина, а его жену возьмёт себе.

Эти речи услыхал водяной дух и сразу же полетел к сыну фараона.

— Спасайтесь! — предупредил он. — Вас ищут иноземцы. Я не могу помочь вам, как помогли вы мне, убив крокодила, ибо на суше я бессилен.

Поблагодарив водяного духа, сын фараона и его жена ушли в горы и спрятались в пещере. Вместе с ними укрылась в пещере и собака. На третий день в горы пришли иноземцы. Они не заметили пещеры и, прочесав окрестные заросли, облазив все ущелья, собрались уже в обратный путь.

— Мы спасены, — прошептала молодая женщина. — Они уходят.

— Мы спасены, — подтвердил сын фараона.

— Гав, гав! Мы спасены! — радостно залаял пёс.

Услыхав лай, воины бросились в пещеру. Там они увидели сына фараона и метнули в него свои копья и дротики. Но дочь царя Нахарины заслонила мужа грудью. Копья вонзились в неё, и она, вскрикнув, упала замертво. Разозлённые иноземцы обнажили мечи и зарубили юношу, а вслед за тем и его собаку. Мёртвые тела они вынесли из пещеры и бросили на растерзание дикому зверью. И ушли.

Но всё, что случилось, видели боги Великой Девятки. Ра-Хорахте сказал:

— Этот юноша жил праведной жизнью, соблюдал обряды, приносил щедрые жертвы, чтил богов. Давайте вознаградим его за верность! Воскресим его и его жену. Ведь судьба уже свершилась.

Solar Boat

Девятка богов согласилась с Ра-Хорахте. Сын фараона и его жена воскресли. Первым делом они возблагодарили богов за их милость и принесли жертвы. После этого юноша сказал своей жене:

— Я не тот, за кого себя выдавал. Теперь, когда свершилась моя судьба, я откроюсь тебе. Я — сын фараона, владыки Та-Кемет. Ты полюбила меня как простого бедняка-беглеца, теперь же ты станешь женой могучего властителя!

Спасенный юноша и его жена, дочь царя Нахарины, отправились в Та-Кемет и предстали перед фараоном. Его величество несказанно обрадовался, узнав, что его единственный сын жив, несмотря на то, что свершлись пророчества Семи Хатхор. И он сделал юношу своим соправителем.

По прошествии нескольких лет сын фараона собрал неисчислимое войско, отправился во главе его в Нахарину и освободил страну, разбив армию иноземцев. Потом он вернулся в Египет, принёс благодарственные жертвы Ра и богам Девятки, после чего зажил счастливой жизнью на родной земле.

Так, хоть и с помощью богов, победил свою судьбу обречённый сын фараона. А ведь сыновьям фараонов гораздо трудней сделать что-нибудь наперекор воле богов, чем простым смертным! Судьбами владык Та-Кемет ведают не только Семь Хатхор, но и сама Маат — законодательница и владычица мирового порядка. Бог мудрости Тот записывает волю Маат на листьях Небесного Дерева, и нарушить это божественное предписание не дано никому.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *