Волшебник Изумрудного города. 19. Чудесное искусство Великого Обманщика

Утром Страшила весело пошел к Гудвину получать мозги.

– Друзья мои! – вскричал он. – Когда я вернусь, я буду точь-в-точь как все люди!

– Я люблю тебя и таким, – просто сказала девочка.

– Это очень хорошо. Но посмотришь, каков я буду, когда великие мысли закопошатся в моем мозгу!

Волшебник встретил Страшилу приветливо.

– Вы не рассердитесь, мой друг, если я сниму с вас голову? – спросил он. – Мне надо набить ее мозгами.

– О, пожалуйста, не стесняйтесь! – весело ответил Страшила. – Снимите ее и держите у себя, сколько хотите. Я не почувствую себя хуже.

Гудвин снял голову Страшилы и заменил солому кульком, полным отрубей, смешанных с иголками и булавками. Затем поставил голову на место и поздравил Страшилу.

– Теперь вы умный человек – у вас новые мозги самого лучшего сорта.

Страшила горячо поблагодарил Гудвина и поспешил к друзьям. Элли смотрела на него с любопытством. Голова Страшилы раздулась, из нее торчали иголки и булавки.

– Как ты себя чувствуешь? – заботливо спросила Элли.

– Я начинаю чувствовать себя мудрым! – гордо ответил Страшила. – Только бы мне научиться пользоваться моими новыми мозгами, и я стану знаменитым человеком!

– А почему из твоих мозгов торчат иголки? – спросил Железный Дровосек.

– Это доказательство остроты его ума, – догадался Трусливый Лев.

Видя Страшилу таким довольным, Железный Дровосек с большой надеждой отправился к Гудвину.

– Мне придется прорезать у вас дыру в груди, чтобы вставить сердце, – предупредил Гудвин.

– Я в вашем распоряжении, – ответил Железный Дровосек. – Режьте, где угодно.

Гудвин пробил в груди Дровосека небольшое отверстие и показал ему красивое шелковое сердце, набитое опилками.

– Нравится ли оно вам?

– Оно прелестно! Но доброе ли оно, это красивое сердце, и сможет ли любить?

– О, не беспокойтесь! – ответил Гудвин. – С этим сердцем вы будете самым чувствительным человеком на земле!

Сердце было вставлено, дыра запаяна, и Железный Дровосек, ликуя, поспешил к друзьям.

– О, как я счастлив, милые друзья мои! – громко заявил Дровосек. – Сердце бьется в моей груди, как прежде. Даже сильнее, чем прежде! Я так и чувствую, как оно стучит о грудную клетку при каждом моем шаге! И знаете что? Оно гораздо нежнее того, которое было у меня прежде! Меня переполняют любовь и нежность!

В тронный зал вошел Лев.

– Я пришел за смелостью, – робко молвил он, переминаясь с лапы на лапу.

– Одну минуточку! – сказал Гудвин. Он достал из шкафа бутылку и вылил содержимое в золотое блюдо. – Вы должны это выпить! (Это был шипучий квас с примесью валерьянки.)

Запах не особенно понравился Льву.

– Что это? – недоверчиво спросил он.

– Это смелость. Она всегда бывает внутри, и вам необходимо проглотить ее.

Лев сделал гримасу, но выпил жидкость и даже вылизал тарелку.

– О, я уже становлюсь сильным! Храбрость заструилась по моим жилам и переполняет сердце! – заревел он в восторге. – Спасибо, о, спасибо, Великий Волшебник! – И Лев помчался к друзьям…

Для Элли потянулись дни тоскливого ожидания. Видя, что три заветных желания ее друзей исполнились, она горячее, чем прежде, стремилась в Канзас. Маленькая компания целыми днями вела разговоры.

Страшила уверял, что у него в голове бродят замечательные мысли; к сожалению, он не может открыть их, так как они понятны только ему одному.

Железный Дровосек рассказывал, как ему приятно чувствовать, что сердце бьется у него в груди при ходьбе. Он был совершенно счастлив.

А Лев гордо заявил, что он готов сразиться с десятью саблезубыми тиграми, – так много у него смелости! Железный Дровосек даже опасался, не слишком ли большую порцию смелости поднес Льву волшебник и не сделал ли он Льва безрассудным: ведь безрассудство ведет к гибели.

Одна Элли молчала и печально вспоминала о Канзасе.

Наконец Гудвин призвал ее:

– Ну, дитя мое, я додумался, как нам попасть в Канзас!

– И вы отправляетесь со мной? – изумилась Элли.

– Обязательно, – ответил бывший волшебник. – Мне, признаться, надоели затворничество и вечный страх быть разоблаченным. Лучше я вернусь в Канзас и поступлю работать в цирк.

– О, как я рада! – вскричала Элли и захлопала в ладоши. – Когда же в путь?

– Не так скоро, дитя мое! Я убедился, что из этой страны можно выбраться только по воздуху. Ведь и я на баллоне, и ты в домике – мы перенесены сюда ураганом. Мой баллон цел – я хранил его все эти годы. На него лишь кое-где придется наклеить заплаты. А легкий газ водород, которым наполняют шары, я добыть сумею.

Починка воздушного шара продолжалась несколько дней. Элли предупредила друзей о скорой разлуке, и все трое – Страшила, Дровосек и Лев – страшно опечалились.

Пришел назначенный день. Гудвин объявил по городу, что отправляется навестить старого друга – Великого Волшебника Солнце, с которым не виделся много лет. Дворцовая площадь наполнилась народом. Гудвин пустил в ход водородный аппарат, и шар стал быстро надуваться. Когда баллон наполнился, к ужасу и восторгу толпы, Гудвин влез в корзину и обратился к народу:

– До свиданья, друзья мои!

Раздались крики «ура», и вверх полетели зеленые шапки.

– Мы много лет жили в мире и согласии, и мне больно расставаться с вами… – Гудвин вытер слезу, и в толпе послышались вздохи. – Но мой друг Солнце настоятельно зовет меня, и я повинуюсь: ведь Солнце более могущественный волшебник, чем я! Вспоминайте обо мне, но не слишком грустите: грусть вредит пищеварению. Соблюдайте мои законы! Не снимайте очков: это принесет вам великие бедствия! Вместо себя я назначаю вашим правителем достопочтенного господина Страшилу Мудрого.

Изумленный Страшила вышел вперед, опираясь на великолепную трость, и важно приподнял шляпу. Мелодичный звон бубенчиков привел толпу в восторг: в Изумрудном городе не было обычая подвязывать бубенчики под шляпы. Толпа бурно приветствовала Страшилу и тут же поклялась в верности новому правителю. Исключением были несколько завистников: они сами метили на место правителя. Но они затаились и молчали.

Гудвин позвал Элли, нежно прощавшуюся с друзьями.

– Скорей в корзину! Шар готов к полету!

Элли в последний раз поцеловала в морду большого грозного Льва. Лев был растроган: из его глаз капали крупные слезы, и он забывал вытирать их кончиком хвоста.

Потом Страшила и Железный Дровосек нежно пожимали Элли руки, а Тотошка прощался со Львом, уверяя, что он никогда не забудет своего большого друга и будет передавать от него привет всем львам, которых ему придется встретить в Канзасе.

Неожиданно налетел вихрь.

– Скорей! Скорей! – закричал встревоженный волшебник: он заметил, что рвущийся в небо шар до предела натянул веревку и грозил вот-вот оборвать ее.

И вдруг – трах! – веревка лопнула, и баллон взвился вверх.

– Вернитесь! Вернитесь! – в отчаянии ломала руки Элли. – Возьмите меня в Канзас!

Но – увы! – воздушный шар не смог спуститься, ураган подхватил его и помчал с ужасной силой.

– Прощай, дитя мое! – слабо донесся голос Гудвина, и шар скрылся среди быстро набежавших туч.

Жители Изумрудного города долго смотрели на небо, а потом разошлись по домам.

Назавтра случилось солнечное затмение. Граждане Изумрудного города решили, что это Гудвин затемнил Солнце, спускаясь на него.

По всей стране разнеслась молва, что бывший правитель Изумрудного города живет на Солнце.

Народ долго помнил о Гудвине, но не слишком горевал о нем: ведь у них был новый правитель – Страшила Мудрый, настолько умный, что ум не помещался у него в голове и выпирал наружу в виде иголок и булавок.

Жители Изумрудного города страшно возгордились:

– Нет в мире другого города, правитель которого был бы набит соломой!

Бедная Элли осталась в стране Гудвина. Рыдая, вернулась она во дворец.

Ей казалось, что у нее уже нет надежды на возвращение в Канзас.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *