Волшебник Изумрудного города. 20. Снова в путь

Элли безутешно плакала, закрыв лицо руками. В комнате послышались тяжелые шаги Железного Дровосека.

– Я побеспокоил тебя? – смущенно спросил Дровосек. – Я понимаю, что тебе не до меня, ты сама расстроена, но, видишь ли, мне хочется поплакать о Гудвине, а некому вытирать мои слезы: Лев сам плачет на заднем дворе, а Страшила – правитель, неудобно беспокоить его по пустякам…

– Бедняжка!..

Элли встала и, пока Дровосек плакал, старательно вытирала слезы полотенцем. Когда же он кончил, то очень старательно смазался маслом из драгоценной масленки, поднесенной ему Мигунами, – он всегда носил ее у пояса.

Ночью Элли приснилось, что огромная птица несет ее высоко над канзасской степью и вдали уже виден родной дом. Девочка радостно закричала. Она пробудилась от собственного крика и не могла больше заснуть от разочарования.

Утром компания собралась в тронном зале поговорить о будущем. Новый правитель Изумрудного города торжественно восседал на мраморном троне; остальные почтительно стояли перед ним.

Сделавшись правителем, Страшила сразу осуществил свои давнишние мечты: он завел себе зеленый бархатный костюм и новую шляпу, к полям которой приказал подшить серебряные бубенчики от старой шляпы; на ногах у него блестели ярко начищенные зеленые сапоги из самой лучшей кожи.

– Мы заживем припеваючи, – заявил новый правитель. – Нам принадлежит дворец и весь Изумрудный город. Как подумаю, что еще недавно я пугал ворон в поле, а теперь стал правителем Изумрудного города, то, скажу по совести, мне нечего жаловаться на судьбу…

Тотошка сразу осадил несколько зазнавшегося Страшилу:

– А кого ты должен благодарить за все это твое благополучие?

– Элли, разумеется! – сконфузился Страшила. – Без нее я и теперь торчал бы на колу…

– Если бы тебя не растрепали бури и не расклевали вороны, – добавил Дровосек. – Я и сам ржавел бы в диком лесу… Много-много сделала для нас Элли. Ведь я получил сердце, а это моя заветная мечта.

– Обо мне нечего и говорить, – молвил Лев. – Я теперь храбрее всех зверей на свете. Хотелось бы мне, чтобы на дворец напали людоеды или саблезубые тигры, я бы с ними расправился!

– Если бы Элли осталась во дворце, – продолжал Страшила, – мы жили бы счастливо!

– Это невозможно, – возразила девочка. – Я хочу вернуться в Канзас, к папе с мамой…

– Как же это сделать? – спросил Железный Дровосек. – Страшила, милый друг, ты умнее нас всех, пожалуйста, пусти в ход свои новые мозги!

Страшила стал думать так усердно, что иголки и булавки полезли из его головы.

– Надо вызвать Летучих Обезьян! – сказал он после долгого размышления. – Пусть они перенесут тебя на родину!

– Браво, браво! – закричала Элли. – Я совсем о них забыла…

Она принесла Золотую Шапку, надела ее и сказала волшебные слова. Через открытые окна в зал ворвалась стая Летучих Обезьян.

– Что тебе угодно, владетельница Золотой Шапки? – спросил предводитель.

– Перенесите нас с Тотошкой через горы и доставьте в Канзас.

Уорра покачал головой.

– Канзас за пределами страны Гудвина. Мы не можем лететь туда. Мне очень жаль, но ты истратила второе волшебство Шапки напрасно.

Он раскланялся, и стая с шумом унеслась.

Элли была в отчаянии. Страшила опять стал думать, и голова его раздулась от напряжения. Элли даже испугалась за него.

– Позвать Солдата! – приказал Страшила.

Дин Гиор со страхом вошел в тронный зал, в котором никогда не бывал при Гудвине. У него спросили совета.

– Только Гудвин знал, как перебраться через горы, – сказал Солдат. – Но, я думаю, Элли поможет добрая волшебница Стелла из Розовой страны. Она могущественнее всех волшебниц этой страны: ей известен секрет вечной юности. Хотя дорога в ее страну трудна, я все же советую обратиться к Стелле.

Солдат почтительно поклонился правителю и вышел.

– Элли придется отправиться в Розовую страну. Ведь если Элли останется здесь, во дворце, то она никогда не попадет в Канзас. Изумрудный город – это не Канзас, а Канзас – не Изумрудный город, – изрек Страшила.

Остальные молчали, подавленные мудростью его слов.

– Я пойду с Элли, – внезапно сказал Лев. – Мне надоел город. Я дикий зверь и соскучился по лесам. Да и надо защищать Элли во время путешествия.

– Правильно! – вскричал Железный Дровосек. – Пойду точить топор: он, кажется, затупился.

Элли радостно бросилась к Железному Дровосеку.

– Мы выступаем завтра утром! – сказал Страшила.

– Как? И ты идешь?! – закричали все в изумлении. – А Изумрудный город?

– Подождет моего возвращения! – хладнокровно возразил Страшила. – Без Элли я сидел бы на колу в пшеничном поле и пугал ворон. Без Элли я не получил бы своих замечательных мозгов. Без Элли я не стал бы правителем Изумрудного города. И если после всего этого я покинул бы Элли в беде, то вы, друзья мои, могли бы назвать Страшилу неблагодарным и были бы правы!

Новые мозги сделали Страшилу красноречивым!

Элли от всей души благодарила друзей.

– Завтра, завтра в поход! – весело закричала она.

– Эй-гей-гей-го! Завтра, завтра в поход! – запел Страшила и, боязливо оглянувшись, зажал себе рот: он был правителем Изумрудного города, и ронять свое достоинство ему не следовало.

Править городом до своего возвращения Страшила назначил Солдата. Дин Гиор тотчас уселся на трон и уверил Страшилу, что во время его отсутствия дела будут идти самым наилучшим образом, потому что он, Солдат, не оставит своего поста ни на минутку и даже есть и спать будет на троне. Таким образом, никто не сможет захватить власть, пока правитель будет путешествовать.

Рано утром Элли и ее друзья пришли к городским воротам. Фарамант удивился, что они снова пускаются в дальнее и опасное путешествие.

– Вы наш правитель, – сказал он Страшиле, – и должны вернуться как можно скорее.

– Мне нужно отправить Элли в Канзас, – важно ответил Страшила. – Передайте моим подданным привет, и пусть они не беспокоятся обо мне: меня нельзя ранить, и я вернусь невредимым.

Элли дружески простилась со Стражем Ворот, снявшим со всех очки, и путешественники двинулись на юг. Погода была прекрасная, кругом расстилалась восхитительная страна, и все были в отличном настроении.

Элли верила, что Стелла вернет ее в Канзас; Тотошка вслух мечтал о том, как он разделается с хвастунишкой Гектором; Страшила и Железный Дровосек радовались, что помогают Элли; Лев наслаждался сознанием своей смелости, желая встретиться со зверями и доказать им, что он их царь.

Отойдя на далекое расстояние, путники оглянулись в последний раз на башни Изумрудного города.

– А ведь Гудвин был не таким уж плохим волшебником, – сказал Железный Дровосек.

– Еще бы! – согласился Страшила. – Сумел же он дать мне мозги! Да еще какие острые мозги!

– Гудвину выпить бы немножко смелости, приготовленной им для меня, и он стал бы человеком хоть куда! – сказал Лев.

Элли молчала. Гудвин не выполнил обещания вернуть ее в Канзас, но девочка не винила его. Он сделал все, что мог, и не его вина, что замысел не удался. Ведь, как признавался и сам Гудвин, он вовсе не был волшебником.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *