Крестьянин и смерть

Набрав валежнику порой холодной, зимной,

Старик, иссохший весь от нужды и трудов,

Тащился медленно к своей лачужке дымной,

Кряхтя и охая под тяжкой ношей дров.

Нес, нес он их и утомился,

Остановился,

На землю с плеч спустил дрова долой,

Присел на них, вздохнул и думал сам с собой:

«Куда я беден, боже мой!

Нуждаюся во всем; к тому ж жена и дети,

А там подушное, боярщина, оброк...

И выдался ль когда на свете

Хотя один мне радостный денёк?»

В таком унынии, на свой пеняя рок,

Зовет он смерть: она у нас не за горами,

А за плечами:

Явилась вмиг

И говорит: «Зачем ты звал меня, старик?»

Увидевши ее свирепую осанку,

Едва промолвить мог бедняк, оторопев:

«Я звал тебя, коль не во гнев,

Чтоб помогла ты мне поднять мою вязанку».

Из басни сей

Нам видеть можно,

Что как бывает жить ни тошно,

А умирать еще тошней.

Впервые напечатана в «Драматическом вестнике», 1808 г., ч. IV, стр. 24; написана не позднее января 1807 г.; С. Жихарев в своем дневнике отметил чтение этой басни Крыловым под 3 февраля 1807 г. («Записки С. П. Жихарева», М., 1891 г., стр. 291).

Рукописный вариант:

ст. 1    Валежнику набрав порой холодной, зимной (ПБ-Г)

Печатный вариант:

ст. 10—11      Нуждаюся во всем; при том жена и дети,

А там, боярщина, подушное, оброк. (ДВ)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *