Тень

Джеми Кармайкл был смышленый, бойкий мальчишка. Поэтому едва он прослышал о школе мистера Оррака, где обучают волшебному ремеслу, как сразу загорелся желанием попасть в эту школу.

– Нет, нет и нет! – отрезал отец.

– Нет, нет и нет! – сказала мать. – Разве ты не слышал? Говорят, что мистер Оррак – не кто иной, как сам дьявол.

– Мало ли что болтают, – возразил Джеми. – Я ведь не из пугливых.

В общем, отца с матерью он уговорил. Деньги на обучение дал своему любимчику дед, который в нем души не чаял, и вот в один прекрасный день отправился Джеми в путь с крепкой ореховой палкой и кошельком в кармане. Переваливает он гору, Минует болотистую пустошь, ночует в охапке вереска и на следующее утро прибывает в школу мистера Оррака. Стучит своей ореховой палкой в дверь: тук-тук-тук! – дверь отворяется, и на пороге возникает Мистер Оррак собственной персоной.

– Что тебе угодно, малыш?

– Научиться всему, чему вы сможете меня научить, – отвечает Джеми.

– Это тебе недешево обойдется.

– Я принес деньги: вот, взгляните!

– Ну, заходи! – говорит мистер Оррак. – Садись и выслушай мои условия – они не всякому по душе.

Пригласил он Джеми в большой зал, усадил на стул против себя и начал читать правила, которым должны подчиняться все ученики его школы.

Правила состояли из тринадцати пунктов. В них оговаривалось, когда ученикам вставать, и когда ложиться в постель, и когда приступать к занятиям; и как вести себя в классе, и как проводить свободное время. Все это звучало неплохо, пока мистер Оррак не приступил к чтению тринадцатого пункта. А он гласил (не больше и не меньше!), что по окончании учебы ученики прощаются с учителем, а последний, покинувший школу в этот день, будет принадлежать душой и телом, всецело и навеки, мистеру Орраку.

– Вот так пунктик! – воскликнул Джеми. – На нем и споткнуться можно.

– Как знаешь! Если тебя устраивают мои правила, поставь свою подпись на этом пергаменте. Если нет – прощай, счастливого пути!

– Дайте мне одну минуточку подумать, – попросил Джеми.

– Даю тебе пять минут, но не больше. Джеми задумался. Он оглядел просторный зал. Был полдень, и солнце ярко светило в окна и широко открытую дверь, четко обрисовывало на полу тени стола и стульев, мистера Оррака и Джеми.

– Скажите, пожалуйста, из этого ли зала и через эту ли дверь будут выходить ученики в день выпуска? – спросил Джеми.

– Да, – ответил мистер Оррак.

– А в какое время суток состоится выпуск?

– В такое же самое время.

– Разверните свиток, мистер Оррак, я поставлю свою подпись, – заявил Джеми. – Надеюсь, ноги меня не подведут и я не замешкаюсь больше других.

– Все так говорят, – пробурчал мистер Оррак. Он отвинтил крышечку чернильницы, висевшей у него на поясе на золотой цепочке, вынул из-за уха гусиное перо и ткнул пальцем в пергамент:

– Вот здесь!

Джеми расписался и посмотрел, что у него получилось.

– Чернила какие-то бурые. Похожи на кровь.

– Ты недалек от истины, малыш, – заметил мистер Оррак. – Расплатишься сейчас или в день выпуска?

– Лучше бы сейчас, – сказал Джеми. – Боюсь, что в тот день я буду спешить. – И он вручил кошелек мистеру Орраку. – Возьмите сколько нужно за ученье.

– Сколько есть, столько и нужно, – возразил мистер Оррак и спрятал кошелек в карман. – Теперь пойдем, я познакомлю тебя с твоими однокашниками.

Он провел Джеми в классную комнату, где стояли столы и десятка три мальчиков сидели перед раскрытыми книгами. Все они вскочили на ноги при появлении учителя.

– Это – новый ученик. Зовут его Джеми Кармайкл, – представил его мистер Оррак.

– Добро пожаловать! – хором прокричали ребята, и снова настала тишина.

– Можете сесть, – произнес учитель и, словно вымуштрованные солдаты, школьники разом опустились на свои места.

Усадив Джеми за свободный стол, мистер Оррак занял место на возвышении и начал урок.

– Сегодня, друзья, я буду проверять, как вы усвоили искусство превращений.

Ты, Джок Мэддок, станешь ястребом; ты, Тэмми Крокер, тигром; ты, Вилл Макдуфф, собакой; остальные – овцами, козами, котами, крысами, чем вам только вздумается.

Тотчас комната огласилась странными криками, и ученики исчезли: вместо них появились рычащие львы, мяукающие коты, хрюкающие поросята, летучие мыши и всевозможные птицы, реющие и порхающие по всему классу.

– Ура! – закричал Джеми от восторга.

Но тут мистер Оррак хлопнул в ладоши; тотчас все звери и птицы исчезли.

Вместо них появились школьники, чинно сидящие за столами. Лишь одно странное существо – с головой мальчика, но с ногами и телом горностая – неуклюже копошилось на полу.

– Сэнди Макнаб! Ты сегодня останешься после уроков и внимательно перечтешь все, что недоучил, – сурово произнес мистер Оррак полугорностаю и подпихнул его своим остроносым ботинком, отчего непонятное существо тотчас превратилось в белобрысого, растерянного паренька. – Остальные до обеда свободны.

Мальчишки гурьбой высыпали из класса, и за ними Джеми, он был совершенно ошеломлен и не переставал удивляться, потому что ребята снова стали показывать всякие чудеса. Каждый хотел покрасоваться перед новичком своим умением: один летал по воздуху на кленовом прутике, который послушно превращался в крылатого коня, другой показывал трюк с исчезновением – то он здесь, то его нет, то он снова здесь; третий набрал камушков и превратил их в пчелиный рой, четвертый карабкался по невидимой лестнице и окликал Джеми сверху...

– Вот здорово! – воскликнул Джеми. – Вот ловко! Я буду не я, если всему этому не выучусь!

И действительно, он стал прилежным учеником и в короткое время овладел всеми волшебными приемами, каким только пожелал обучить его мистер Оррак.

– Ты станешь отличным волшебником, малыш, когда выберешься отсюда, – говаривал учитель и ехидно добавлял: – Если только выберешься. Думаю, что мои приятели там, внизу, были бы не прочь познакомиться с тобой.

– А я не собираюсь к ним в гости, – отвечал Джеми.

– Неужели? Ну, не ты, так кто-нибудь другой.

И вот что было худо: проходили дни, недели, месяцы, и веселость учеников мистера Оррака таяла с каждым часом. Каждый из них подписал договор со зловещим тринадцатым пунктом, и как знать, кому из них придется в конце концов принадлежать – душой и телом, всецело и навеки – своему страшному наставнику? Беззаботное время кончилось. Ученики стали сторониться друг друга, ссориться из-за пустяков и обмениваться неприязненными взглядами. Что, если я окажусь последним? – думал каждый. – О, если бы это был кто-нибудь другой!

Только Джеми, казалось, ничуть не беспокоился. Однажды он собрал ребят и обратился к ним с такими словами:

– Друзья, мне не нравятся ваши хмурые лица. Обещаю вам, что, когда придет время, вы все выйдете отсюда прежде меня. Даю вам слово.

– Опомнись, что ты говоришь!

– Именно это и говорю. Я боюсь мистера Оррака не больше, чем любого из матушкиных гусей.

– Но ад и преисподняя! – воскликнул один.

– Всецело и навечно! – добавил другой.

– К чертям ад и преисподнюю! К чертям всецело и навечно ! Будьте спокойны, я их всех перехитрю.

В конце концов, хотя и не сразу, товарищи поверили Джеми и стали смотреть на него, как на героя. Тревога и косые взгляды снова сменились весельем и улыбками.

Но время летело, и настал день, когда мистер Оррак созвал своих учеников в большой зал для церемонии выпуска. Поперек зала мелом была проведена черта, и все ученики стали в ряд, наступив одной ногой на черту. Было такое же ясное утро, как в тот день, когда Джеми впервые пришел в школу, и солнце ярко светило в распахнутую дверь.

– Итак, друзья, – сказал мистер Оррак, – чему мог, я вас научил и каждого из вас сделал искусным волшебником. У меня есть подписанные вами договоры, и все знают условие. Взгляните на этот колокольчик. Когда я дам сигнал, вы побежите к двери. Если бы я был коварным и злым, я мог бы заставить вас всех служить мне до скончания веков, но я честный малый и поэтому заявляю свои права лишь на последнего – согласно уговору.

С этими словами мистер Оррак позвонил в колокольчик, и мальчишки бросились к двери.

Всей кучей вылетели они наружу и пустились бежать, не разбирая дороги, через вереск и кусты, через луг и лог-без оглядки, пока школа мистера Оррака не осталась далеко-далеко позади.

А что же Джеми? Услышав колокольчик, он помедлил немного, прищурился на солнце и не спеша направился к выходу. Мистер Оррак со злобной усмешкой протянул было руку, чтобы задержать его.

– Руки прочь! – сказал Джеми.

– Что, что? – удивился мистер Оррак. – Как ты смеешь так разговаривать? У меня есть договор, скрепленный кровью. Последний, покинувший этот зал, принадлежит мне, всецело и навеки.

– Но я не последний!

– Как не последний?! А кто же выходит вслед за тобой?

– Взгляните на пол, – сказал Джеми и спокойно шагнул к двери. – Неужели вы не видите, кто идет следом?

– Не вижу! – воскликнул мистер Оррак.

– Как не видите? А моя тень? Вот кто идет вслед за мной. Забирайте ее, мистер Оррак, она ваша. Счастливо оставаться и спасибо за науку.

С этими словами Джеми вышел за порог и пошел прочь по зеленой долине, залитой ярким светом. Легкий ветерок шевелил тени вереска и шиповника на тропинке впереди и позади Джеми, слева и справа от него. Но погодите-ка, где же тень самого Джеми? Ее нет ни слева, ни справа, ни впереди, ни позади. Она осталась там, где Джеми ее оставил, – на полу в школе мистера Оррака.

Мистер Оррак наклонился, поднял тень, скатал ее в трубочку и засунул за шкаф.

– Ах, Джеми Кармайкл! – вздохнул он. – Я не расстался бы с тобой за все души ада. Каким отличным, искусным волшебником сделаешься ты, когда станешь взрослым!

И действительно, Джеми вырос и сделался отличным, искуснейшим волшебником, знаменитым по всей стране своими необыкновенными знаниями, умением исцелять недуги и давать мудрые советы. Ни разу в жизни не использовал он своего могущества во зло, но всегда на пользу людям. Имя его не забылось. И до сих пор вспоминают в народе Кармайкла Мудрого, или Человека Без Тени.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *