Три источника

Давным-давно, где-то далеко-далеко стоял лес. Самые высокие минареты могли бы спрятаться в его чаще, и даже драконы не пытались перелетать через этот могучий лес. Деревья тянулись ввысь, к небесам. Маленьким ребятишкам казалось, что стоит только влезть на верхушку дерева и они смогут достать звезды. Но никто не взбирался на эти деревья! Даже войти в лес не решались от страха. Только один охотник, высокий, словно див, жил здесь в шалаше, в самой чаще леса. Поговаривали, что охотник действительно в родстве с дивами. У него были сын и дочь. Только отец не глядел на своих детей. Мальчик и девочка всегда были грустные! К тому же у них не было матери. Та бы накормила, выслушала. А мачеха мучила их, била. Отцу пожаловаться они боялись – он с утра до ночи охотился в лесу на птиц, на зайцев, на ланей и знать ничего не хотел, кроме своей охоты да вкусной еды, приготовленной из его добычи. Когда он упускал дичь или когда ему не подавали вовремя жареного, глаза его метали молнии, и он мог сделать страшное: убить сына, дочь, жену. Уж такой дикий, свирепый был человек! Жена хорошо знала его нрав и всегда старалась угождать мужу. Но вот стряслась беда: куда-то исчезла куропатка; охотник принес три, а осталось две. Жена искала всюду, но не могла найти. Стала она бить детей. Те клялись, что не виноваты, но мачеха не верила им. Однако делать было нечего – куропатки-то нет. Придет муж и изобьет ее до смерти. И так она боялась побоев, что взяла нож и отрезала себе грудь. Посолила, поперчила, изжарила вместе с оставшимися куропатками. Вечером поставила она еду перед мужем. Он ел, чуть язык не проглотил. Уж очень ему понравилось кушанье!

– Куропатки сегодня вкусные, жена, – сказал он, облизываясь, и предложил: – Отведай и ты, жена.

Задрожала жена и отказалась. Охотник принялся снова есть, но вдруг оттолкнул блюдо, сверкнул глазами:

– Что-то тут неладное, мясо не похоже на мясо куропатки: оно слишком вкусное и нежное. Говори, жена, в чем дело. Не бойся, я не рассержусь.

У жены со страху в горле пересохло, но в конце концов она во всем призналась. Муж сдержал слово – не гневался. Напротив, даже обрадовался. Однако жену не пожалел: кроме своего брюха, он ни о чем не думал.

– А вкусно человечье мясо, жена!

Потом охотник закрыл лицо руками и задумался. Иногда он облизывал губы и повторял:

– Ах, как вкусно человечье мясо!

У жены екнуло сердце: а если муж потребует вторую грудь? Она закрыла ее руками и с отчаянием сказала:

– Если тебе так понравилось человечье мясо, зарежь детей!

– Разве у них мясо? Кожа да кости, – вздохнул охотник. Мачеха посоветовала:

– Тогда все очень просто. Сорок дней будем их откармливать, они станут жирными, а потом ты их зарежешь и съешь!

– Так и сделаем, – ответил довольный охотник. – Подкормим, а потом зарежем и съедим обоих сразу, насладимся человечьим мясом!

В эту ночь дочь охотника не спала и услыхала, о чем говорили отец с мачехой. Она закричала, но тут же руками зажала себе рот...

Девушка не могла заснуть до самого рассвета. Утром же поднялась как ни в чем не бывало, будто не она слышала страшные слова, а кто-то другой. Не рассказала даже брату. Только стала каждый день приносить из лесу маленький камешек и класть его под подушку. Ночью, когда все засыпали, девушка поднималась и начинала считать камешки, светляки светили ей, было светло, как днем.

Много таких ночей прошло, и еще одна настала. Снова прилетели светляки. И опять она стала считать камешки. Посчитала, потом еще раз пересчитала. На глаза навернулись слезы. Камешков было тридцать девять. До их смерти оставался один день! Девушка решила разбудить брата, но он крепко спал. Да он еще и заплачет, тогда отец с мачехой проснутся и обо всем догадаются.

Девушка тихонько вышла, поймала несколько сверчков и попросила их разбудить брата. Сверчки запели красивые песни, и мальчик проснулся с улыбкой. Старшая сестра взяла его на руки и, посадив, начала одевать.

– Пойдем погуляем при луне, – сказала она, – сверчки будут петь нам песни, а светлячки поиграют с тобой.

Вышли из хижины. Девушка рассказала брату всю правду. Брат был маленький, заплакал. Но плакать было некогда, и дети кинулись бежать...

Бежали долго, пока не стало светать. Светляки погасли, сверчки умолкли и заснули. Дети устали, ноги подгибаются, руки болят. Но они не останавливались. И вдруг мальчик наступил на колючку. Встала сестра на колени колючку вытащить и оглянулась назад: видит – гонится за ними следом отец! Взялись за руки дети, побежали, пот градом струится, задыхаются... И вот, слава Аллаху, встретили старую женщину. Сидит она у родника и расчесывает свои седые волосы перед маленьким зеркальцем. Дети кинулись к ней.

– Бабушка, спрячь нас, спаси! – взмолились брат с сестрой и рассказали ей о своем несчастье.

Старуха прослезилась:

– Как я вас укрою здесь? Отец ваш убьет нас всех вместе. Спрятать не могу, но помочь – помогу. Возьмите зеркальце, гребешок и глину кил1. Станет отец догонять, бросьте сначала кил, потом гребешок, под конец зеркало. Они помогут вам спастись.

Дети взяли кил, гребешок и зеркало и пустились бежать. А отец уж настигает их, вот сейчас схватит!

– Куда вы спешите? Сначала поешьте, а потом гулять отправляйтесь, – кричал отец (да благословит его Аллах за это – первый раз в жизни так сказал!).

Маленький братец, услышав ласковые слова, остановился. Отец схватил было его за руку, но тут сестра бросила на землю кил, и между ними легло болото. Полез охотник в эту трясину – по пояс провалился, с проклятиями стал выбираться, а дети бросились бежать.

И снова отец стал догонять их, снова бормотал сладкие речи. Но даже мальчик не слушал отца. Сестра бросила на землю гребешок – вмиг вырос колючий кустарник. Отец мечется, руки и ноги в кровь обдирает... Завидев кровь на отце, девушка пожалела его. Да вспомнила, как отец хотел погубить ее и брата. Он – див, только див может так продираться сквозь колючий кустарник! И девушка больше не оборачивалась назад, чтобы не видеть мучений отца. Теперь уж он не догонит их. Дети пошли медленнее – ноги подкашивались от усталости.

– Воды, воды! – молил брат и плакал от жажды. Слезы попадали на губы, мальчик облизывал их – все-таки вода, да слезы-то солоны, и пить хотелось все больше и больше.

А охотник тем временем догнал детей, подкрался тихонько и схватил дочь за плечо. Выпало из рук ее зеркало, девушка обернулась назад – а там без конца и края бирюзовое море. На одной стороне стоит отец, на другой – она с братом. Море было так велико, что отец казался меньше воробья. На душе у детей стало спокойно. Только мальчику по-прежнему хотелось пить, а вода в море была соленая.

Солнце стояло высоко, воды нигде не было. До захода солнца искали дети воду. Измучившись, сели под деревом. Мальчик уткнулся лицом в землю и застонал, а девушка закрыла лицо руками.

Тут вдали показался всадник. Увидел девушку-красавицу, остановил коня. Детям показалось, что это добрый человек.

– Дочь моя, что вы здесь делаете? Почему плачет мальчик? – спросил всадник.

– Мы все вокруг обошли, тут нигде нет ни капельки воды! – сказала девушка.

– Видите деревья на том холме... – начал всадник, но, не договорив, запнулся. Он снова взглянул на мальчика и девушку, пожалел их и докончил свои речи: – Там есть три источника. Кто напьется из первого источника, тот станет рыбой; кто напьется из второго – станет ягненком; кто напьется из третьего источника, с тем ничего не случится, только жажду утолит. К первому и второму источникам не подходите, напейтесь из третьего!

Произнес последнее слово, и след его простыл. Брат с сестрой, спотыкаясь и падая, стали карабкаться на холм. Наконец вдали блеснула вода.

Мальчик бросился стрелой. Он так хотел пить, что обо всем забыл. Бежал так быстро, что не смог остановиться перед первым источником. Добежал до второго источника, нагнулся и стал пить. И тотчас превратился в черного ягненка, а напившись, принялся прыгать, играть, словно был рожден ягненком. Сестра рыдала, рвала на себе волосы. Что делать? Не напиться ли из источника и не стать ли ягненком, как брат?

Девушка плакала, а время шло. Наступил вечер, вода и деревья стали черными, засветились звезды. Заухали филины, и завыли волки. Девушка испугалась. Она взобралась на дерево и всю ночь, не смыкая глаз, просидела на ветвях.

Наступило утро, взошло солнце. Подъехал к воде всадник, красивый, золотистые кудри кольцами вьются. Он направил своего гнедого коня к источнику.

Конь наклонил голову к воде, но вдруг отскочил в сторону. Всадник удивился, снова подвел коня к источнику. Конь отпрянул, взметнулся на дыбы и заржал. Всадник его гладит, уговаривает, снова к источнику поворачивает. А конь опять на дыбы. Тогда всадник посмотрел в воду. И что же он увидел? В воде – отражение женщины! Всадник поднял голову – на дереве сидит красавица. Девушка словно спорила с восходящим солнцем: «Ты, солнце, не вставай, я встала!» Вот как она была красива.

Красота девушки ослепила всадника:

– Кто ты, злой дух или демон? Девушка-красавица заплакала – ей стало обидно:

– Я не злой дух и не демон, я – человек.

И рассказала ему все. Юноша сначала не верил ее голубым глазам. Может быть, это сон или наваждение? Потом он заплакал вместе с дочерью охотника, ее горе стало его горем, а ее радость – его радостью. Юноша пленился ее красотою. Посмотрел он в глаза девушки и спросил ее:

– Хочешь стать моей женой?

Девушка согласилась. Теперь она станет женой сына могущественного падишаха. Юноша поклялся исполнять все желания жены. Потом он вскочил на своего гнедого коня. Дворец был далеко, сын падишаха летел на крыльях, а радость не вмещалась в его сердце. Встречным юноша спешил рассказать о своей возлюбленной, о ее красоте, об их любви и о ягненке-брате. Слезы наворачивались на глаза, когда он вспоминал ягненка. А прохожие, продолжая свой путь, обсуждали услышанное. По дороге шла девушка-арапка. Рассказали и ей о красавице. Арапка побежала к источнику и поспела прежде, чем сын падишаха до своего дворца доехал. Арапка захватила с собой платье и вышитые туфельки. Подойдя к источнику, она обратилась к дочери охотника:

– Меня прислал сын падишаха. Спустись, я наряжу тебя, причешу. Скоро возвратится твой жених!

Арапка поцеловала ягненка, сказала, что знает всю их историю. Девушка-красавица поверила, спустилась с дерева. Арапка усадила ее возле первого источника, сняла с нее лохмотья, надела шелковое платье, принялась расчесывать ей косы. И тут толкнула девушку в воду. Ягненок ничего не мог поделать. Он только горько и жалобно заблеял. А арапка золотым гребнем расчесала свои черные волосы, умылась, но не стала красивее. Надела старое платье дочери охотника и решила, что теперь она красавица. Взобралась арапка на дерево и стала поджидать падишаха. Тот не замедлил, примчался. Взглянул на дерево и остолбенел. Арапка спустилась с дерева и принялась корить юношу, отказывалась любить его. Сын падишаха только одно спросил:

– Почему ты так почернела?

Арапка давай жеманиться:

– Ты долго не возвращался, а солнце меня жгло, вот я и почернела: если я буду в тени и прохладе, то снова стану белой.

– Но отчего ты так груба и руки у тебя некрасивы?

– Я исколола руки на дереве, их искусали комары. Приди ты вовремя, этого не случилось бы.

– Почему глаза твои изменились? На лоб вылезли? Арапка и на это нашла ответ:

– Мой любимый маленький брат стал ягненком, я долго плакала, и глаза мои опухли от слез, а ты все уже забыл! – солгала она.

Сын падишаха поверил: в прохладном и тенистом саду девушка снова станет красивой. Юноша взял невесту и ягненка и вернулся во дворец. А там уж готова свадьба. Она продолжалась сорок дней и сорок ночей. Весь город собрался, но никто не веселился. Те, кто любил сына падишаха, опечалились, глядя, как он женится на уроде.

После свадьбы юноша не расставался с ягненком. Дома ему не сиделось: жена не стала белее, и мужу она опостылела; а дальше – еще хуже: арапка заболела. Со всех концов созвали врачей, но ни один не мог помочь жене сына падишаха. Болезнь у арапки была странная: она пила-ела и толстела, а с постели не вставала и плакалась:

– Так я никогда не стану белой, не поправлюсь, и виноват во всем ты, ты довел меня до полусмерти!

И требовала от мужа птичьего молока. Вдруг ей захотелось, съесть черного ягненка. Сын падишаха бросился к ногам жены и стал умолять ее:

– Он твой родной брат, разве ты сможешь есть родного брата? Арапка хохотала:

– Он – ягненок и мне не брат! Врачи тоже стали говорить:

– Если она съест ягненка, то, может, и побелеет.

Сын падишаха поверил врачам, сердце его обливалось кровью, но он уступил. Пошел к ягненку, начал его целовать в глаза и плакать. Ягненок чуял беду, и слезы полились из его глаз.

Между тем послали за мясниками, начали точить ножи. А ягненок исчез.

Солнце скрылось, наступил вечер, ягненок не возвращался. Арапка во всем винила мужа. Сын падишаха клялся, что он не виноват, но жена не верила ему или прикидывалась, что не верит.

– Если ты захочешь, то ягненка найдут! – кричала она. Пока муж с женой спорили, мимо трех источников проезжал всадник. Около первого источника он заметил ягненка и сразу узнал любимого ягненка сына падишаха.

– Что тут ищет в позднее время ягненок? – удивился всадник и подъехал ближе. Ягненок плакал над источником и говорил:

– Сестра, сестра! Арапка столкнула тебя в воду, а рыба проглотила тебя. Мясники пришли меня зарезать, арапка хочет съесть меня!

Всадник помчался в город. Он летел без передышки и к утру добрался, кинулся к сыну падишаха. Не дослушав, сын падишаха поскакал к трем источникам, а там по-прежнему горько-горько плачет ягненок:

– Сестра, сестра моя! Арапка столкнула тебя в воду, и рыба проглотила тебя. Мясники пришли, наточили ножи, хотят меня зарезать, арапка съест меня!

Сын падишаха все понял.

Взял он ягненка, вернулся в город, собрал рыбаков и приказал выловить всю рыбу из источника. И пока они заводили сети, огромная рыба потянула одного рыбака в воду. Рыбаки еле вытащили рыбу и испугались. Рыба не билась, а смотрела на людей человеческими глазами. Быть может, девушка напилась воды из источника и стала рыбой? А может, это – пери? Размышлять не стали, выпотрошили рыбу и вытащили оттуда красавицу девушку – дочь охотника. Она тихо дышала и, казалось, спала.

Вернулись во дворец. Сын падишаха велел привести четырех мулов. Руки и ноги арапки привязали к мулам. Они должны были разорвать арапку на куски... Вдруг глаза всех обратились в другую сторону. С неба упали три яблока. Одно яблоко дали ягненку, он съел его и снова стал мальчиком. Второе яблоко положили на грудь его сестры, и она проснулась. Третье яблоко куда-то укатилось, и никто не мог его найти. Это яблоко найдет ребенок, когда прочитает эту сказку, и все его желания исполнятся, а весь мир узнает о его добрых делах. После этого в мире воцарится счастье, безбрежное, как океан.

______________________________________

1 Кил – особая глина, употребляемая вместо мыла.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *