Бисямон

Бисямон (Бисямонтэн) — один из семи японских богов, приносящих счастье и удачу. Японцы позаимствовали его из индуистской мифологии и даже считали его наследником Вайшраваны, одного из царей-хранителей. Его изображают воином с копьём.

Сначала Бисямон был стражем севера, но потом стал охранять закон и защищать людей от болезней и демонов, также он является богом войны. Люди верят, что Бисямон обладает огромным богатством и раздаёт десять различных видов сокровищ или удач Вместе с остальными шестью богами он путешествует на корабле и дарует достойным счастье, удачу, богатство.

Образ этого божества восходит к индуистскому богу Кубере (Вайшраване) — стражу подземных сокровищ и охранителю Севера, а также защитнику религии. Любопытно, что в ряде источников Кубера позиционируется как живший в первой четверти II века легендарный царь Канишка, известный своим непомерным богатством и изрядными благодеяниями, снискавшими ему сан божества. Народные верования отождествляют Бисямонтэна с синтоистскими божествами Эномотося и Дай-гёдзи.

В японской мифологии Бисямонтэн — как и Кубера (или Вайшравана) — охранитель (локапала) Севера. В скульптурных композициях Бисямонтэн, как правило, фигурирует среди трех остальных владык света. У древних японцев пользовались популярностью и парные изображения Бисямонтэна, где он соседствует с локапалами Дзодзётэном (Вирудхака) или Дзикокутэном (Дхритараштра). Он входит в число аватар («спасителей мира», частью божеств, частью смертных) Дзидзобосацу — японского бога-покровителя детей и путников. Однако наиболее древние пласты верований представляют Бисямонтэна в качестве бога счастья и богатства; некогда существовал даже его самостоятельный культ.

Каждому японцу хорошо известна легенда о мудром отшельнике, обитавшем на горе. Сиги, которому была мистическим образом ниспослана фигурка Бисямонтэна. Она обладала чудотворными свойствами и принесла своему обладателю заслуженное воздаяние за его добродетели, а потом перешла к доблестному воителю Кусуноки Масасиге (1294—1336), безмерно почитавшему ее и в честь бога назвавшему своего сына Бисямонтэном. Если обратиться к такому авторитетному источнику как «Инрёкэн нитироку»(это знаменитая летопись, которую на протяжении нескольких десятилетий добросовестно вели монахи киотосского монастыря Сёкокудзи), то можно обнаружить, что, начиная с конца XV столетия, среди верующих было принято устанавливать изображения Бисямонтэна на так называемой «полочке для богов» (камидана). Поступая таким образом, они надеялись скорее обрести счастье. Кстати, именно в этот период времени Бисямонтэну было суждено войти в число Семи богов счастья, что явилось следствием слияния в народном сознании образов Бисямонтэна и Дайкокутэна — главного бога счастья.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *