Диета после панкреатодуоденальной резекции

Результаты дуоденэктомии

Двенадцатиперстная кишка — это источник различных пептидных гормонов, одним из которых является мотилин — пептид, состоящий из 22 аминокислот и локализующийся преимущественно в энтерохромаффинных клетках двенадцатиперстной кишки и проксимального отдела тощей кишки, которые, как известно, ответственны за III фазу активности мигрирующего моторного комплекса (ММК) ЖКТ.

Было обнаружено, что мотилин, введенный экзогенно, может вызвать сокращение III фазы в верхних отделах ЖКТ. Кроме того, сниженная концентрация мотилина в плазме крови связана с развитием гастропарезов: удаление двенадцатиперстной кишки может снизить уровень мотилина в плазме крови, в результате чего происходит замедление эвакуации содержимого желудка за счет ослабления перистальтики желудка, двенадцатиперстной кишки и проксимальных отделов тощей кишки.

https://www.youtube.com/watch?v=upload

Мотилин еще не доступен для клинического использования. Однако уже есть клинические данные, подтверждающие экспериментальные гипотезы. Так, Naritomi et al. исследовали работу ММК и уровень мотилина у пациентов, которым была проведена ПДР с сохранением привратника желудка и резекция головки ПЖ с сохранением двенадцатиперстной кишки.

Ученые обнаружили, что больным, которым была проведена ПДР с сохранением привратника, нужно больше времени для восстановления III фазы, а уровень мотилина в плазме крови у них был ниже. Другая группа ученых, Yeo et al., провела проспективное рандомизированное плацебо-контролируемое исследование и выявила, что эритромицин может значительно ускорить опорожнение желудка после ПДР и уменьшить степень замедления эвакуации содержимого желудка на 37 %.

Более того, эритромицин может действовать как агонист мотилина и улучшать опорожнение желудка — этот эффект наблюдался при включении данного препарата в схему терапии диабетических и постваготомических гастропарезов. Доктор Matsunaga с коллегами также получили данные, свидетельствующие о хорошем эффекте эритромицина при лечении раннего гастростаза, развившегося после ПДР с сохранением привратника.

Дуоденэктомия также влияет на секрецию других гормонов ЖКТ. Müller et al. исследовали изменения уровня холецистокинина (ХЦК), панкреатического полипептида (ПП) и гастрина у пациентов, перенесших ПДР с сохранением привратника желудка и резекцию головки ПЖ с сохранением двенадцатиперстной кишки. Они обнаружили, что ПП был существенно снижен в обоих случаях, ХЦК был снижен в раннем послеоперационном периоде после ПДР с сохранением привратника.

Tangoku et al. и Kingsnorth et al. оценивали изменения уровня гастрина и ХЦК в плазме крови при стандартной ПДР и при ПДР с сохранением привратника. Результаты исследования показали, что базальный уровень гастрина и ХЦК был значительно выше в контрольных группах по сравнению с пациентами, которым выполнялась стандартная ПДР.

Ученые предположили, что операция с сохранением желудка и части двенадцатиперстной кишки — более физиологическая методика выполнения ПДР. Снижение уровня гастрина относительно: послеоперационные атрофические изменения в тканях ПЖ, оставшихся после резекции, могут возникать из-за удаления двенадцатиперстной кишки и дистальных отделов желудка, т. к.

эти органы стимулируют желудочную секрецию. Jang et al. изучали влияние гипергастринемии на предотвращение атрофии ПЖ после ПДР с сохранением привратника. Они провели рандомизированное контолируемое исследование (РКИ) и показали, что лансопразол-индуцированная гипергастринемия может предотвратить послеоперационное изменение объема оставшейся части ПЖ и сохранить длительную экзо- и эндокринную функцию у пациентов, перенесших ПДР с сохранением привратника.

На основании вышеприведенного краткого обзора литературы можно отметить, что дуоденэктомия не только разрушает согласованную работу ММК желудка и кишечника, но и нарушает взаимосвязь пищеварительной моторики и панкреатической секреции, циклические колебания уровня гастроинтестинальных гормонов (ПП, ХЦК, гастрин) в плазме крови в межпищеварительном периоде.

Особенности раннего послеоперационного периода при панкреатодуоденальной резекции

Оценивая причины быстропрогрессирующего истощения при раке ПЖ и периампулярной зоны, Патютко Ю.И. и соавт. (1998) называют помимо наличия обтурационной желтухи и раковой интоксикации, также анорексию и нарушение пищеварения и всасывания вследствие непоступления в кишечник панкреатического секрета и желчи.

Наконец, потеря в весе может быть связана со страхом возникновения болей после еды, а также с рвотой функционального и органического происхождения, особенно при стенозировании двенадцатиперстной кишки опухолью. От 80 до 100 % больных раком ПЖ теряют в течение 3-4 месяцев 10-20 кг [Григорина-Рябова Т.В., 1996;

Котельников А.Г., 1998; Попова Т.С., 2002; Brown J.K., 2003; Harsanyi L., 2003; Ohtsuka Т.,.2006]. Ранний послеоперационный период у больных после ПДР характеризуется прогрессирующей белково-энергетической недостаточностью вследствие повышенного катаболизма, травматических хирургических манипуляций, значительных потерь жидкости по дренажам из брюшной полости и желудка.

Частота послеоперационных осложнений достигает 68 %, а послеоперационная летальность составляет 1-7 %. [Оганесян Р.А., 1985; Скипенко О.Г., 2003; Щербакова Г.Н., 2003; Baradi Н., 2004; Martignoni М.Е., 2000; Paraskevas K.I., 2006]. Длительность послеоперационного гастростаза может достигать от 8 до 20 суток, исключая возможность раннего орального питания в послеоперационном периоде у больных после ПДР, а применение традиционного ПП не всегда удовлетворяет энергетические и пластические потребности организма [Патютко Ю.И., 1998; Шатверян Г.А., 2002; Kawai М., 2006; Lermite Е., 2007; Van Berge Henegouwen, 1997; Wang W.B., 2006].

Известно, что нутритивная недостаточность у онкологических больных также связана с различными послеоперационными осложнениями: назокоминальной пневмонией, нагноением послеоперационных ран, свищами, эрозивными повреждениями слизистой желудочно-кишечного тракта и др. [Tarala J. et al., 1995; Barton R. et al., 1994; Cerra F. et al., 1992].

Рандомизированное исследование, проведенное Мегьюдом в 1988 году, показало, что в группе больных, которым проводили нутритивную терапию, летальность после плановых операций по поводу опухолей желудочно-кишечного тракта была в 6 раз ниже, а процент осложнений в 2,5 раза меньше по сравнению с больными контрольной группы, которым не проводили адекватную нутриционную терапию. Некоррегированная нутритивная недостаточность способствует увеличению расходов на лечение онкологических больных.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

Коррекция же нутритивной недостаточности основана на введении специализированных энтеральных, парентеральных препаратов и фармаконутриентов в организм больного.

В последние годы усовершенствование техники ПДР, анестезиологического пособия и методов интенсивной терапии в послеоперационном периоде способствовали активному изучению возможности применения ЭП в раннем периоде после операций на поджелудочной железе.

Прообразом ЭП можно считать документально подтвержденный факт использования египтянами 3500 лет назад ректальных клизм, как часть ритуального голодания, прием слабительных и ректального питания с целью сохранения здоровья [Лященко Ю.Н., Петухов А.Б., 2000].

Хотя первые описания орофарингеального или фарингеального питания относятся к XII веку, только в 1617 году Fabricius детально описал введение питательных смесей с помощью серебряной трубки, вставленной в пищевод больных со столбняком [Лященко Ю.Н., Петухов А.Б., 2000]. Началом современного ЭП можно считать 1793 год, когда в Лондоне хирург короля Георга III J.

Начиная с этого времени, берет свой отчет эпоха развития ЭП. В 1842 г. В.А.Басов разработал методику гастростомии на собаках. O.Sedilot в 1846 выполнил гастростому, W. Busch в 1858 г. провел ЭП через фистулу тонкой кишки. M.Einhorn в 1910 году предложил внутридуоденальное кормление и капельное введение смесей объемом 240-300 мл, которое было выполнено A.Stengel и I.

Особенности течения раннего послеоперационного периода после резекции желудка с использованием новых технологий при осложненных формах язвенной болезни (клиническое исследование)Мухамедьянов Гайсар Саматович

Функционально-структурные изменения печени после резекции в раннем послеоперационном периодеРузавин Владимир Семенович

РАННЕЕ ЭНТЕРАЛЬНОЕ ПИТАНИЕ В ОПТИМИЗАЦИИ РЕЗУЛЬТАТОВ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ ПОСЛЕ РЕЗЕКЦИИ ЖЕЛУДКАГурмиков, Беслан Нуралиевич

Экспериментально-клиническое обоснование комплексного применения раннего энтерального питания и реамберина при панкреатодуоденальной резекцииЗаречнова, Наталья Владимировна

Особенности диагностики и коррекции недостаточности питания у раненых и больных с резекцией тонкой кишкиШвец Евгений Викторович

Гигиеническое обоснование оптимизации питания детей в период перехода из дошкольного образовательного учреждения в школу

Перелыгина, Ольга Владимировна

Влияние низкоэнергетического магнитолазерного излучения и растительных кормовых добавок на экскрецию тяжелых металлов из организма стельных сухостойных коров и молодняка в периоды новорожденности и молочного питанияВяйзенен Галина Александровна

Метаболические эффекты

В бариатрических хирургических методиках предпринимались попытки снизить вес тела с помощью ограничения потребления пищи и стимуляции мальабсорбции. Наиболее часто выполняемыми операциями были создание обходного желудочного анастомоза по Ру (46,6 %), лапароскопическая вертикальная продленная эксцизионная гастропластика (27,8 %), регулируемое бандажирование желудка (17,8 %) и билиопанкреатическое шунтирование с выключением двенадцатиперстной кишки (2,2 %).

Следует отметить, что перенос нутриентов после ПДР похож на таковой после обходного желудочного анастомоза по Ру: содержимое желудка, минуя двенадцатиперстную кишку, проходит непосредственно в дистальный отдел тощей кишки. Таким образом, ПДР может привести к изменениям, которые появляются после бариатрической операции.

Определенный интерес представляет такой гастроинтестинальный гормон, как глюкагоноподобный пептид-1 (ГПП-1). После шунтирования желудка с гастроеюноанастомозом по Ру ГПП-1 секретируется в L-клетках тонкой кишки с более высокой концентрацией в дистальном отделе подвздошной кишки и толстой кишке. ГПП-1 вырабатывается в ответ на прием пищи и уменьшает ее потребление, воздействуя на гипоталамус и ствол головного мозга.

операция Уиппла

Кроме того, ГПП-1 замедляет опорожнение желудка, тормозит высвобождение глюкагона и стимулирует выработку инсулина в поджелудочной железе. Недавно You et al. показали, что примерно у 30 % пациентов, перенесших ПДР, имеются гипертрофические изменения в остатках ПЖ. Кроме того, связанные с ПДР анатомические изменения могут играть важную роль в разрешении диабета после данной операции.

В нескольких научных работах рассматриваются изменения уровня ГПП-1 в плазме крове после ПДР. Так, Muscogiuri et al. оценивали влияние дуоденэктомии на секрецию ГПП-1. Они обнаружили, что ПДР с сохранением привратника ассоциировалась со значительным увеличением уровня ГПП-1: концентрация данного пептида достигала уровня, сравнимого с тем, что наблюдается после желудочного шунтирования.

По данным исследования, проведенного Harmuth et al., обычная ПДР ассоциируется с ускорением опорожнения желудка, улучшением постпрандиальной секреции ГПП-1 и улучшением чувствительности к инсулину: быстрый перенос неабсорбированных питательных веществ в дистальный отдел кишечника вызывает улучшение секреции ГПП-1, в результате чего улучшается гликемический контроль.

Перспективы применения ЭП в клинической практике

Английскими исследователями Siriwardena и др. был выполнен обзор 5 рандомизированных исследований в которых сравнивалась эффективность применения энтерального и парентерального питания после панкреатодуоденальных резекций. Результаты представлены в табл.3. В анализ вошли 643 пациента перенесшие операцию, 372 из них были включены в группу энтерального питания.

Применение энтерального питания достоверно снижало число инфекционных осложнений и сокращало время пребывания пациентов в стационаре, не влияя на частоту общих осложнений и послеоперационную летальность. Проведенный анализ показал преимущества применения данного вида нутритивной поддержки перед полным ПП [Goonetilleke K.S.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

, Siriwardena А.К. et al., 2006]. Другими авторами Bozzetti F. et all был выполнен анализ 5 рандомизированных исследований, направленных на сравнение ЭП и 1111 у пациентов с онкологической патологией желудочно-кишечного тракта. Результаты представлены в табл.4. В данное исследование вошли 217 пациентов, перенесших ПДР.

Заключая данный раздел работы, следует отметить несомненный прогресс в применении энтерального питания в хирургической и онкологической практике. Использование ЭП позволяет на основе современной техники и высококачественных препаратов значительно улучшить результаты лечения больных, о чем свидетельствуют данные целого ряда крупных рандомизированных исследований.

Метод ЭП находит все большее применение в хирургии поджелудочной железы благодаря вышеперечисленным преимуществам. Создание новых смесей для ЭП, усовершенствование техники операций и анестезиологического пособия открывают возможность для широкого применения ЭП после операций на ПЖ. Настороженность в отношении раннего начала использования ЭП после подобных операций не подтвердилась.

По данным крупных мировых исследовательских центров применение ЭП с первых суток после ПДР является оправданной и высокоэффективной процедурой. Таким образом, применение данного вида нутритивной поддержки снижает количество инфекционных осложнений, сокращает время пребывания пациентов в стационаре и является экономически более выгодным, чем использование ПП.

Вышеприведенный анализ литературных данных показывает, что в странах Европы и США использование ЭП после ПДР является необходимым компонентом в терапии раннего послеоперационного периода. К сожалению, в России применение ЭП после операций на поджелудочной железе является малораспространенной практикой.

Изменение расположения органов ЖКТ

Помимо прямых эффектов от удаления органа, патофизиологические изменения после ПДР также зависят от того, как будет изменена группировка органов ЖКТ в течение восстановительной фазы. При ПДР применяются различные методы реконструкции: операции по Бильроту (I и II), дополнительный анастомоз Брауна и др.

Патофизиологическим изменением, происходящим после ПДР, является замедление эвакуации содержимого желудка (ЗЭСЖ). Накоплены некоторые сведения о частоте возникновения и течении этой патологии в зависимости от различных методов реконструкции ЖКТ после ПДР. Недавние исследования показали, что удаление привратника ассоциируется с более низкой частотой встречаемости ЗЭСЖ.

Основными причинами для беспокойства после выполнения ПДР являются ранние послеоперационные исходы, такие как послеоперационные осложнения, длительность пребывания в стационаре, возобновление приемлемой диеты. В своем исследовании Miyakawa et al. продемонстрировали, что у пациентов с нарушенной внешнесекреторной функцией остатков ПЖ всасывание жиров после ПГ (Бильрот-I) происходит лучше, чем после ПЕ (Бильрот-II).

Ohtsuka et al. оценивали нутритивный статус и качество жизни пациентов после ПДР, исследователи сравнивали данные 18 пациентов, которым была выполнена реконструкция ЖКТ по типу «конец в конец», и 13 пациентов, которым была проведена реконструкция ЖКТ по типу «конец в бок». Было обнаружено, что показатели психосоциального состояния в обеих группах оставались низкими даже в отдаленном периоде, а значения нутритивных параметров в этих двух группах в каждый момент времени существенно не отличались.

Ученые пришли к выводу, что качество жизни больных после операции и их нутритивный статус не отличались при обоих методах реконструкции после ПДР с сохранением привратника. Тем не менее имеет место недостаток данных о долгосрочных результатах (нутритивный статус, качество жизни), которые могли бы оказать влияние на возможные патофизиологические изменения после ПДР в зависимости от применявшегося метода реконструкции.

Техника проведения энтерального питания

Диета после панкреатодуоденальной резекции

В качестве ЭП мы использовали Пептамен, который представляет собой полуэлементную сбалансированную питательную смесь. При стандартном разведении 16 % энергии обеспечивается белками, 33 % -жирами, 51 % – углеводами. Белковый компонент представлен пептидами, полученными при гидролизе сывороточного белка, которые быстро всасываются в ЖКТ и являются оптимальным источником азота. У больных с нарушенной функцией ЖКТ использование пептидов более благоприятно по сравнению с цельным белком и свободными аминокислотами.

Жировой компонент представлен среднецепочечными триглицеридами, соевым маслом, соевым лецитином. Среднецепочечные триглицериды составляют 70 % жирового компонента смеси; улучшают усвоение эссенциальных жирных кислот и жирорастворимых витаминов; не повышают уровень липидов сыворотки крови. Эссенциальные жирные кислоты обеспечивают 5 % общей энергетической плотности смеси (соотношение омега-6 к омега-3 равно 7).

Питательную формулу доставляли при помощи помпы и питательных систем (представлены на рис.2), через еюностому (п=28) или через назоеюнальный зонд (п=2).

Техника наложения была следующей. После завершения реконструктивного этапа операции дистальнее последнего анастомоза на 15-20 см, накладывали еюностому диаметром 10 Fr по Witzel, участок тонкой кишки подшивали к внутренней стороне передней брюшной стенке слева и выводили на нее слева.

ЭП начинали с первых суток после операции из расчета 20 мл/ч, постепенно увеличивая объем смеси со средним суточным приростом 20-25 % от общей потребности пациента в калориях, которую определяли по данным основного обмена. До момента полного погашения потребности пациента в калориях энтерально параллельно проводили парентеральную поддержку.

Энтеральное и парентеральное питание продолжали до возвращения пациента к нормальной диете. В обеих группах проводили стандартную терапию по коррекции водно-электролитных нарушений.

Диета после панкреатодуоденальной резекции

параметрические критерии для проверки гипотезы о различии между средними значениями: критерий Стьюдента, критерий Фишера (для проверки гипотезы о равенстве генеральных дисперсий) статистики;

Нулевая гипотеза принималась при Т ТаЯ отвергалась при т Т .

оценка связи переменных с использованием коэффициента ранговой корреляции Спирмена

Статистическая достоверность различий данных принималась с уровнем значимости р 0,05.

Для автоматизации статистической обработки использован аналитический пакет программы Excel для Windows и пакет Statistica for Windows 6,0. Итак, в исследование было включено 60 пациентов (30 – основная группа, 30 – контрольная), средний возраст общей группы пациентов составил 53,7± 11,9 лет. Панкреатодуоденальная резекция выполнялась в классическом и пилоруссохраняющем вариантах.

Диета после панкреатодуоденальной резекции

Диагностические процедуры имели стандартный характер и проводились с использованием современного оборудования. ЭП было применено у 30 пациентов основной группы, в контрольной группе больные получали полное ПП. ЭП начинали с первых суток после операции из расчета 20 мл/ч, постепенно увеличивая объем смеси со средним суточным приростом 20-25 % от общей потребности пациента в калориях. Энтеральное и парентеральное питание продолжали до возвращения пациента к нормальной диете.

Функция остатков ПЖ

Данные некоторых исследований показывают взаимосвязь между морфологическими изменениями (атрофия поджелудочной железы, стриктура, расширение главного панкреатического протока) и функцией остатков ПЖ после ПДР. Так, Lemaire et al. оценивали функцию ПЖ, ее атрофию, расширение главного панкреатического протока в остатках ПЖ после резекции и выявили значительное уменьшение толщины паренхимы ПЖ, что является признаком внешнесекреторной недостаточности ПЖ после ПДР.

Nakamura et al. получили аналогичные результаты. В исследовании Tomimaru et al. в послеоперационном периоде у пациентов, перенесших операции ПГ и ПЕ, наблюдалась значительная атрофия паренхимы ПЖ, причем в группе ПГ эти изменения были более серьезными. По данным Fang et al., оценивавших морфологические и функциональные исходы в остатках ПЖ после ПДР, диаметр протока ПЖ был увеличен, но значимых отличий этого показателя в группах пациентов, которым выполнялись ПГ и ПЕ, не было.

Результаты проведенного недавно мета-анализа продемонстрировали, что ПГ ассоциируется с более низкой частотой возникновения послеоперационных панкреатических и желчных свищей. Помимо этого, ПГ ассоциирована с меньшей потерей веса, более хорошей внешнесекреторной панкреатической функцией по сравнению с ПЕ.

Как правило, сведения о функции остатка ПЖ после ПДР основываются на ретроспективных исследованиях и данных небольшого числа пациентов. Большинство РКИ, исследующих ПГ и ПЕ, сфокусированы на ранних послеоперационных исходах, таких как смертность и развитие осложнений. Поэтому необходимо проведение дополнительных исследований функции остатков ПЖ после ПДР.

Лабораторная оценка питательного статуса пациентов

Оценка клинического состояния организма пациентов позволила выявить особенности течения послеоперационного периода, что проявлялось изменением SAPS в основной и контрольной группах.

Оценка состояния пациентов по шкале SAPS в послеоперационном периоде показала следующее. Перед операцией значение данного показателя составляло 2,7-2,8 балла, на 3 сутки после операции в основной группе его уровень был достоверно (р 0,05) ниже, чем в контроле (рис.2, табл.11). На 8-е сут также была отмечена тенденция к уменьшению значения показателя состояния пациентов по шкале SAPS – в основной группе до 3,6 0,8 баллов, в контрольной группе – до 5,4 1,4 баллов, хотя достоверных отличий выявлено не было.

На 15 сутки послеоперационного периода выявленная тенденция сохранялась, при этом состояние пациентов в соответствии со шкалой SAPS в основной группе было оценено на 1,9 0,7 балла, что было достоверно (р 0,05) ниже, чем в контроле – 4,2 0,6. Отличия (р 0,05) сохранялись и на момент выписки пациентов с ПДР, значения показателя составляли в контрольной группе 3,7 0,3 балла, в основной – 1,5 0,1 балла.

Диета после панкреатодуоденальной резекции

Таким образом, исследование показало, что использование ЭП в послеоперационном периоде у пациентов после ПДР способствует более быстрой нормализации общего состояния организма, что проявляется снижением значений показателей лейкоцитарного индекса интоксикации и общего состояния организма по шкале SAPS в 3-15 сутки после операции.

Индекс массы тела в основной группе составил 18,3 3,7, в контрольной -17,9 4,6 (р-0,27). Нутритивная недостаточность была выявлена у 19 (63,3%) пациентов основной и 17 (56,6 %) пациентов контрольной группы (р-0,93). Предоперационная энтеральная поддержка в основной группе была проведена у 10 (33,3%) пациентов в течении 4,7 ± 3,2 дней, средняя энергетическая ценность составила 1470 243,6 ккал/сут.

В контрольной группе предоперационная нутритивная недостаточность корригировалась парентерально у 7 (23,3%) пациентов, в течении 3,6 ± 2,7 дней. Средняя энергетическая ценность в данной группе составила 1589 ±133,5 ккал/сут. Проведенная нами оценка питательного статуса, в первую очередь основного обмена, у пациентов показала, что в начале периода наблюдения — перед операцией, на 3 сутки и после операции отличий между показателями контрольной и основной групп не было (рис.3, табл.12).

На 8 и 15 сутки после операции также не было выявлено достоверных различий, однако наблюдалась тенденция к повышению уровня основного обмена в основной группе по сравнению с контрольной. Так, на 8 сутки значение этого показателя у пациентов, которым в комплексе лечебных мероприятий использовали ЭП, составило 1477 293 ккал/сут, на 15 сутки – 1587 353 ккал/сут, в то время как в контрольной группе соответственно 1397 272 и 1488 313 ккал/сут.

Наконец, изучение уровня неспецифической резистентности организма пациентов позволило установить некоторое снижение показателя фагоцитарной активности нейтрофилов до 996,3 275,0 х109 (59,8 17,2 %) на 3-5 сутки после операции (норма 1661 77,28 х109 (86,0 4,0 %)). На 12-15 сутки и при выписке его уровень нормализовался, повышаясь до 1110 150,6 х109-1178,2 122,5 хЮ9 (70,2-75,0%).

Таким образом, при оценке параметров иммунного статуса было выявлено, что в исходном состоянии у большинства пациентов основной группы имело место ослабление прежде всего клеточного звена иммунитета, выраженность которого который усугублялась после проведения оперативного лечения. В дальнейшем, к 12-15 п/о суткам наблюдалось относительно быстрое восстановление иммунного статуса, что проявлялось нормализацией баланса основных субпопуляций лимфоцитов, концентраций иммуноглобулинов и приближением значения фагоцитарной активности нейтрофилов к нормальному уровню.

Об эффективности использования данного метода свидетельствовали и результаты сравнительной оценки показателей клинического статуса питания и частоты осложнений в группах обследуемых.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

3.4 Оценка эффективности лечения Анализ показателей клинической эффективности лечение показал, что длительность послеоперационного койко-дня в основной группе составила 17,9±5,0 дней, что было достоверно (р 0,05) меньше, чем в контрольной -28,7±10,8 дней (рис.17, табл. 6 прил.). Время пребывания пациентов в отделении интенсивной терапии для основной и контрольной групп составило соответственно 4,9±2,7 дней и 5,3±2,1 дней (р 0,05).

Похожие диссертации на Раннее энтеральное питание в послеоперационном периоде при панкреатодуоденальной резекции

Особенности течения раннего послеоперационного периода после резекции желудка с использованием новых технологий при осложненных формах язвенной болезни (клиническое исследование)Мухамедьянов Гайсар Саматович

Функционально-структурные изменения печени после резекции в раннем послеоперационном периодеРузавин Владимир Семенович

РАННЕЕ ЭНТЕРАЛЬНОЕ ПИТАНИЕ В ОПТИМИЗАЦИИ РЕЗУЛЬТАТОВ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ ПОСЛЕ РЕЗЕКЦИИ ЖЕЛУДКАГурмиков, Беслан Нуралиевич

Экспериментально-клиническое обоснование комплексного применения раннего энтерального питания и реамберина при панкреатодуоденальной резекцииЗаречнова, Наталья Владимировна

Особенности диагностики и коррекции недостаточности питания у раненых и больных с резекцией тонкой кишкиШвец Евгений Викторович

Гигиеническое обоснование оптимизации питания детей в период перехода из дошкольного образовательного учреждения в школу

Перелыгина, Ольга Владимировна

Влияние низкоэнергетического магнитолазерного излучения и растительных кормовых добавок на экскрецию тяжелых металлов из организма стельных сухостойных коров и молодняка в периоды новорожденности и молочного питанияВяйзенен Галина Александровна

Заключение

Ранее ПДР расценивалась как одна из самых рискованных и сложных хирургических операций. Однако с успешным развитием хирургических методик, методов послеоперационного лечения ПДР стала золотым стандартом терапии патологий периампулярной зоны. Но для надлежащего ухода за пациентами, кроме непосредственно хирургических методик, врачи должны знать о патофизиологических изменениях, которые могут появиться после ПДР.

https://www.youtube.com/watch?v=ytaboutru

World J Gastroenterol. 2015 May 21; 21(19): 5794–5804 Сокр. перевод с англ. Ольги Тачановской

Другие интересные материалы по теме

About the Author:

Adblock detector